Промышленные полы
для любых условий эксплуатации
В каталог продукции

Влияние аномалий естественных полей в областях активных геологических разломов на вегетативные системы регуляции организма человека

19 Июн 2013 Защита от воздействия геопатогенных зон

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПОВЫШЕНИЯ РАБОТОСПОСОБНОСТИ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ

(40-лет научно-исследовательскому отделу обитаемости и профессионального отбора НИЦ Военно-медицинской академии им. СМ. Кирова)

Материалы Всероссийской научно-практической конференции 6-7 декабря 2006 года

ВЛИЯНИЕ АНОМАЛИЙ ЕСТЕСТВЕННЫХ ПОЛЕЙ В ОБЛАСТЯХ АКТИВНЫХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ РАЗЛОМОВ НА ВЕГЕТАТИВНЫЕ СИСТЕМЫ РЕГУЛЯЦИИ ОРГАНИЗМА ЧЕЛОВЕКА

Сиващенко П.П., Лучникова О.В.

Военно-медицинская академия им. СМ. Кирова, г. Санкт-Петербург, Россия

Нет сомнений в том, что от того, насколько человек сможет приспособиться к многочисленным факторам окружающей среды, будет зависеть его выживание на Планете. Если внимательно рассмотреть ту поверхность, на которой существует биологическая жизнь, то легко заметить, что, по сравнению с размерами Земного шара, его структурных элементов (ядра, земной коры) эта оболочка мизерна. По большому счету, что же, кроме тех­ногенных факторов, действует на эту тонкую земную оболочку, где существует жизнь? При ближайшем рас­смотрении структуры Земного шара видно, что к этой тонкой оболочке из центра Земли идут многочисленные трещины, узкие (возможно, миллиметровые) каналы. Совершенно естественно, что места выхода на поверх­ность Земли этих каналов будут соединены с плазмой Земли, и в большей мере в этих местах будут проявляться внутриземные геохимические и геофизические процессы. Не поднимаясь по этим каналам, раскаленная магма все же наполняет эти трещины водой, углеводородами, металлами в растворимой форме, вредными и не очень вредными для человека химическими соединениями. Но по этим трещинам на поверхность Планеты происхо­дит выделение не только химических элементов. Эти трещины являются также и концентраторами электромаг­нитных полей, Так что влияние этих трещин в земной коре на процессы в биосфере огромны.

Кроме того, если учесть то, что поверхность Земли и оболочки атмосферы представляют собой большой и мощный конденсатор, в котором магнитные силовые линии в областях трещин литосферы изменяют свое пря­молинейное (ламинарное) распространение на вихревое (турбулентное), а также то, что эта турбулентность не безразлична для распространения космических лучей, приносящих в своей структуре на планету биоритмы, в зонах трещин литосферы у людей будут определенные биоритмологические сдвиги.

Исходя из вышеизложенного, следует, что на поверхности планеты имеются два принципиально различ­ных вида территорий: первый, судя по всему, больше соединен через систему трещин литосферы с центром Земли, второй, в большей мере, изолирован от него непроницаемыми пластами.

Эти два различных вида территорий отличаются по воздействию на живой мир: на снимках, сделанных из Космоса, главные зоны повышенной проницаемости Земли (трещины литосферы) проявляются в особенностях растительного покрова, а также сформированного геологическими процессами поверхностного ландшафта.

Но зоны повышенной проницаемости литосферы действуют не только на растительный мир. Информация о влиянии ландшафтных особенностей и территорий на жизнь и здоровье человека, благополучное развитие и рост домашних животных исходит из многочисленных литературных источников, пришедших к нам из глуби­ны веков. В этих произведениях, несмотря на образный стиль, дается достаточно яркая и однозначная картина ухудшения здоровья населения в неких зонах, зонах таких «Лейб-линий», которые связывают всю планету. Фактически рассматриваемые нами трещины и являются такими зонами или линиями.

Современный (научный) этап развития проблем влияния рассматриваемых областей с повышенной прони­цаемостью литосферы был предопределен наблюдениями геологов прошлого века, которые, в основном при помощи подручных средств, определяли и места повышенной проводимости литосферы, и социально значимые биологические эффекты. Следует отметить, что среди этих исследователей были талантливые врачи, инженеры, архитекторы и строители. И всегда в местах выхода трещин литосферы исследователями наблюдались онколо­гические заболевания. Также исследователи обнаружили, что в этих местах чаще возникают аварии автотранс­порта. Такие данные получены и совсем недавно в исследованиях, проведенных под руководством Е.К.Мельникова (1999).

На сегодняшний день ситуация складывается таким образом: в местах концентрации таких микротрещин земной коры расположены все мегаполисы (Москва, Санкт-Петербург, Киев, Минск, Токио и др.), что может свидетельствовать о положительной роли этих трещин для развития человечества. Но, в то же самое время, об­наруженная связь между увеличением онкологической заболеваемости у людей, проживающих в домах, распо­ложенных непосредственно над этими трещинами, а также увеличение дорожно-транспортного травматизма, ставит вопрос о некой все же негативной компоненте у этого широко распространенного тектонического фено­мена.

Эта двоякость нашла свое отражение в результатах нашего исследования влияния этих аномалий на про­цессы обучения в подростковых коллективах: на первом году обучения определялась активация физиологиче­ских процессов, а на третьем — истощение физиологических резервов. Нет сомнений, что гигиенический (нор­мирующий) аспект действия рассматриваемых аномалий природной среды на здоровье человека в настоящее время еще находится на зародышевой стадии своего развития. Поэтому интересны все фундаментальные (дли­тельные) работы, которые касаются исследований влияния областей повышенной проницаемости литосферы (ППЛ) на человека, его здоровье. В то же время, выявление быстрых негативных реакций, позволяющих про­лить свет на причины повышения дорожно-транспортного травматизма в зонах ППЛ, которые, в свою очередь, могут прогнозировать работоспособность, надежность и безопасность деятельности водителей, может иметь свою более быструю реализацию. К примеру, введению электромагнитных изоляторов в поликомпонентный состав дорожного покрытия в местах повышенной проводимости литосферы.

В рамках этого направления была выполнена и настоящая работа по определению краткосрочного влияния областей ППЛ на функциональное состояние людей.

Зоны ППЛ определялись по геологическим картам и по выраженности вертикальной компоненты электри­ческой составляющей импульсного ЭМП на частоте 20 кГц. При этом уровень напряженности вертикальной компоненты электрического поля в помещениях более 80 мкВ/м свидетельствовал о наличии зон ППЛ. В по­мещениях, расположенных за пределами этих зон, уровень импульсного электромагнитного поля не превышал 20 мкВ/м.

Поочередно меняя нахождение в этих двух зонах за два дня обследования, у шести мужчин в возрасте 18-20 лет четырехкратно определялись физиологические параметры: показатели физического развития, артериаль­ное давление, пробы Штанге и Генча, снималась кардиоинтервалограмма в покое и при нагрузочных пробах, показатели цветового теста Люшера, проводился тест самооценки состояния тревоги Спилбергера-Ханина. При этом в первый день обследование испытуемых сначала проводилось в обычной зоне, а только затем в зоне ППЛ (с повышенным уровнем импульсного ЭМИ). Во второй день очередность изменялась: сначала обследование проводилось в помещениях с повышенным уровнем импульсного ЭМИ, а затем вне этой зоны.

Исходя из того обстоятельства, что на изменение исследуемых параметров влияла и очередность исследо­ваний, и действие ППЛ, а так же наличие и в первый, и второй день одних и тех же испытуемых, был применен двухфакторный дисперсионный анализ. Выявлены статистически значимые изменения показателей размаха кардиоинтервалов (ВР) (р<0,001) и показателей коэффициента гетерономности — автономности по тесту Люшера (р<0,01). Изменения этих показателей не зависят от очередности обследования, а связаны непосредственно с влиянием аномалий природной среды в местах повышенной проницаемости литосферы. Эти показатели свиде­тельствуют об общей неспецифической активации организма, которая фиксируется на физиологическом и пси­хологическом уровнях. Вместе с тем, действие зоны ППЛ модулирует разные тенденции психоэмоционального и физиологического уровней.

Характерным показателем, который в самых общих чертах, но, тем не менее точно определяет изменение состояния организма под действием средовых и психологических факторов, является величина пульса.

В первый день исследования, когда сначала измерение показателей производилось вне зон ППЛ, а только затем в этих зонах, у испытуемых определено значительное снижение пульса с 66,1±3,3 до 58,7±2,1 уд. в мин. (на 11,6% при р<0,02). Судя по всему, это снижение могло быть обусловлено и воздействием аномалий с зонах ППЛ, и снижением эмоционального напряжения у испытуемых во время повторного замера, как следствие оп­ределенной психологической релаксации. Чтобы определить, насколько это снижение определяется каждым из рассматриваемых факторов (очередностью и средой), очередность исследований во второй день была изменена: измерение пульса сначала производилось в зоне ППЛ, а затем вне зоны. При этой очередности замеров также определялось некоторое снижение величины пульса (с 68,9±2,9 до 65,5±3,9 уд. в мин). Если в первый раз опре­делялось снижение пульса на 11,6% при Р<0,02, то во второй раз его снижение выявилась только как тенденция (уменьшение всего лишь на 4,8% при Р>0,11). Говоря другими словами, для того чтобы статистически значимо снизился пульс у испытуемых было необходимо, чтобы одномоментно сработали два фактора — аномалия при­родной среды и психологическая релаксация испытуемых. Исходя из незначительных изменений среды, выяв­ленный синергизм их с психофизиологическими факторами, на примере привыкания к условиям эксперимента, может явиться удачной подсказкой в направлениях дальнейших исследований.

Аналогичным образом, но с обратным знаком происходит изменение показателя стандартного отклонения ряда нормированных кардиоинтервалов (SDNN), увеличение которого принято рассматривать, как снижение вегетативного напряжения.

Также как в случае изменения пульса а первый день исследования, определено значительное на этот раз повышение показателя SDNN с 65,2±5,6 до 101,8±14,8 уд. в мин. (на 63 % при р<0,01). Следуя вышеуказанной логике, также как и в случае изменения пульса, повышение SDNN могло быть обусловлено воздействием ано­малий среды и психологическим фактором. При повторном замере SDNN в варианте изменения очередности также определялось некоторое увеличение SDNN (с 55,7±7,3 до 67,0±10,1 уд. в мин.), но оно выступало лишь как тенденция, (увеличение SDNN на 20% при Р>0,05). Выявленный синергизм двух исследуемых факторов (психологического и средового) также указывает, что быстрые влияния зон повышенной проводимости лито­сферы могут воздействовать на организм действующего человека комплексно. Увеличение SDNN и снижение пульса — интересные маркеры, указывающие на то, что в зонах повышенной проницаемости литосферы на веге­тативном уровне происходит значимая релаксация.

Следует отметить, что сходная картина определена и для ряда других показателей кардиоритма.

Таким образом, проведенные пилотные исследования краткосрочного воздействия зоны ППЛ показали, во-первых, возможность их оценки с помощью методик анализа кардиоритма, проективных психологических ме­тодик (тест Люшера), и, во-вторых, выявить возможные механизмы действия зон ППЛ посредством общей не­специфической активации мозга без усиления напряжения систем адаптации (гармоничные изменения вегета­тивного баланса). Это позволяет предположить, что краткосрочное нахождение человека в зонах ППЛ положи­тельно сказывается на его активности и, следовательно, над этими зонами лучше размещать не спальные, а ра­бочие помещения.

Оставьте свой комментарий